Главная » Ветераны » Будни ветеранской организации, Живая история, Новости » «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…» Благодарность тем, кто учил, научил и дал старт к новой жизни…Знак всех блокадников – священное отношение к еде вообще, а к хлебу особенное. Крошки со стола не сметались, а съедались. А курить девчонки стали почему? Папиросы отбивали аппетит

«Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…» Благодарность тем, кто учил, научил и дал старт к новой жизни…Знак всех блокадников – священное отношение к еде вообще, а к хлебу особенное. Крошки со стола не сметались, а съедались. А курить девчонки стали почему? Папиросы отбивали аппетит

17 октября 2016

Мы, студенты и преподаватели филологического факультета, после праздничного концерта «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…», посвященного 75-летию филологического факультета, собрались, чтобы пообщаться в спокойной обстановке. Это была интересная встреча, где встретились разные поколения. Мы, студенты, слушали, вбирали в себя атмосферу творческую, научную, пытались запомнить, а затем осмыслить все то, чему не были свидетелями, но что является важным и нужным в жизни. Как нам кажется, речь шла о важных основах жизни, «азах», как сказала бы моя мама.

Наталья Николаевна Соболевская проработала на кафедре русской и зарубежной литературы почти сорок лет. На ее лице всегда милая улыбка, теплые глаза. Она рассказала о тех преподавателях, которые уже ушли от нас, но оставили важный след и в ее судьбе, и в судьбе университета. Все они прошли через Великую Отечественную войну. А Наталья Николаевна рассказывала так, как будто это рассказ о себе. Вот они, военные крупинки памяти, из которых складывается неписаная история, но не менее великая и значимая.

С Екатериной Васильевной Осокиной семья Соболевских дружила. Поэтому в доме своего преподавателя Наталья Николаевна была часто. И разговоры были не только о литературе. Студентка-второкурсница филологического факультета Ленинградского государственного университета закончила курсы медсестер и всю блокаду – 900 дней и ночей! – служила в военном госпитале.

Госпиталь располагался в старинном четырехэтажном особняке, с высокими потолками (кажется, это было военное училище XIX века) и глубоким погребом.  Именно туда во время воздушной тревоги нужно было эвакуировать тяжелораненых на носилках. С четвертого этажа! А после отбоя – нести обратно. Невероятная физическая тяжесть  лежала на молодых девчонках. Это, наравне с голодом, самое сильное и трудное воспоминание. Худоба у людей была фантастическая. «Я никогда ни у кого не видела таких ног, одни кости в прямо смысле. Они и сейчас у меня перед глазами», — рассказывала Екатерина Васильевна.

Когда не было дежурства, стирали простыни, белье, бинты. Скручивали бинты туго, чтобы потом легче было использовать.

Знак всех блокадников – священное отношение к еде вообще, а к хлебу особенное. Крошки со стола не сметались, а съедались. А курить девчонки стали почему? Папиросы отбивали аппетит.  Служащим госпиталя выдавались военные карточки, по которым питание было чуть лучше, чем у других ленинградцев, поэтому с крохами еды шла через весь город к тете Вере (это сестра матери Екатерины Васильевны), чтобы поделиться едой.

Еще один штрих к войне. В доме было несколько кулинарных книг, но обращаться к ним было нельзя, чтение было опасным, особенно с картинками, люди сдвигались психически. Книгами топили печки.

Победу Екатерина Васильевна встретила в Польше. Как она рассказывала, это известие пришло ночью. Описать чувства было трудно. Радость, ликование, слезы, стрельба в воздух.

Помнит одного солдатика, который не просто плакал, а рыдал.

Осокина стала его утешать, что, мол, радуйся, живой.

А он в ответ: «Ты понимаешь, я жить буду. Жить!» Еще вчера этой уверенности не было.

Но… они были молоды. На этом слове Наталья Николаевна делает особое ударение. Молодые… А это небывалая дружба («дружили крепко, мощно») и такая же жажда жизни! Мирной, счастливой, веселой в дружбе и песне. Может быть, поэтому такими праздничными были послевоенные демонстрации на 1 Мая, 7 ноября, митинги. Скромно одетые, не всегда сытые, но с песнями, танцами и весельем. Духовые оркестры и буфеты, где можно было купить что-нибудь небывалое. Например, конфеты-подушечки с повидлом. Их заворачивали в кулек из тонкой бумаги, конфеты прилипали к бумаге, но какие они были вкусные…А какие были пластинки, с замечательными мелодиями и текстами… Пели, танцевали и веселились и за тех, кто этого всего был лишен.

Медсестры того госпиталя встречались ежегодно, продолжала Наталья Николаевна Соболевская. После окончания университета Екатерина Васильевна по распределению приехала в Гродненский педагогический институт, но 9 мая всегда приезжала в родной Ленинград. Встречи были радостными, теплыми, конечно, со слезами. Представьте себе, на Новый год, день рождения и другие праздники приходило более 60 поздравительных открыток!

Василий Павлович Козлов всю войну был на передовой. Рассказывать о войне он не любил, но что-то осталось в памяти Натальи Николаевны и из его воспоминаний. Бои были долгими, тяжелыми, и в перерывах между атаками осматривались по сторонам, кто рядом, кто жив. Так получилось, что Василий Павлович встречался глазами с одним и тем же однополчанином (Наталья Николаевна не помнит его имени, а может, Козлов и не говорил). И вот что увидел: за три часа тридцатилетний солдат стал полностью седым. На лице Козлова улыбка, а глаза – сосредоточенные, кажется, он сейчас действительно видит того солдата. И еще несколько точных фраз Василия Павловича: «Наши бедные ноги, мы месяцами не снимали сапоги», «как снопы, падали спать». Спали, кто где стоял, кто где рухнул. Усталость была страшная. Но и здесь, на передовой, рядом с кошмарами и ужасами была жизнь. Василий Павлович вспоминал, как зимой катались на лыжах, как оказывали знаки внимания и уважения медсестричкам за их  невероятный труд. В такие моменты война забывалась. И на передовой, в самом пекле, была сила любви и жизни…

Особая страница в истории войны – партизанские отряды. Партизанил Семен Александрович Григорьев. По поручению партизанского руководства во время оккупации Григорьев служил в немецкой газете, так как хорошо знал немецкий язык. Но, конечно, в Витебске не знали о всех делах подпольщиков. Когда после Победы начались расследования, партизан, знавших о том, что Григорьев не предатель, а партизан, подпольщиков, выполнявших задание, в живых не осталось. Много месяцев, а может, и лет, продолжает Наталья Николаевна, ему приходилось восстанавливать свое честное имя. К счастью для Семена Александровича, он встретил одну их партизанских связных, с которой работал, но у которой  после войны были те же страшные проблемы, что и у Григорьева. Он подтвердил ее статус партизанской связной, а она написала большую прекрасную статью о друге своей партизанской молодости в газету «Гродненская правда».

Свои воспоминания о преподавателях, участниках Великой Отечественной войны, Наталья Николаевна Соболевская закончила такими словами: «В 1965 году в Гродно в честь 20-летия Победы длинная колонна ветеранов печатала шаг по Советской улице, продвигаясь к площади на митинг. Мы стояли на балконе квартиры Екатерины Васильевны, и прежде чем колонна прошла рядом с этим домом, мы услышали четкий шаг и звон наград на груди ветеранов. Этот звон я не забуду никогда».

Не забыты все ветераны-преподаватели филологического факультета –

Курышко Григорий Федосович,

Лепешев Иван Яковлевич,

Линёв Леонид Александрович,

Мельников Николай Александрович,

Никитевич Василий Михайлович,

Осокина Екатерина Васильевна,

Стешкович Татьяна Филипповна,

Григорьев Семен Александрович,

Беспамятных Никифор Дмитриевич,

Вавилов Василий Андреевич.

НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО!

 

Филологический факультет.

Вероника Комар, белорусская филология,

Александр Лапатнев, современные иностранные языки

Будни ветеранской организации, Живая история, Новости

Copyright © 2012-2019 by ГрГУ им. Я.Купалы