Главная » Ветераны » Ветераны Великой Отечественной Войны, Живая история, Новости, Ректоры » Иосиф Николаевич Малюкевич – директор Гродненского государственного педагогического института (1949 – 1955)

Иосиф Николаевич Малюкевич – директор Гродненского государственного педагогического института (1949 – 1955)

7 мая 2016

ко Дню Победы

Иосиф Николаевич Малюкевич – директор ГГПИ (1949 – 1955), участник ВОВ

Автор — В.Н.Черепица

В истории Гродненского государственного университета имени Янки Купалы, образованного в 1978 году (приказ о создании  – 1977 г., первый университетский набор – 1978 г.– прим. редактора), весьма четко обозначены главные периоды всего его предшествующего развития: первый период – Гродненский учительский институт (1940–1941 гг.) и второй – Гродненский государственный педагогический институт (1944–1978 гг.). В летописи каждого из указанных учебных заведений имеется немало памятных событий, фактов и ярких имен, отражающих время, обстановку и содержание их деятельности, а также и перспективы   развития (1). Несмотря на то, что работа учительского института была прервана на ее начальной стадии – «военной грозой 1941 года», – значение этого события в культурной жизни западных областей БССР являлось чрезвычайно важным. Сегодня можно с полной уверенностью утверждать, что не будь создано в те далекие предвоенные годы это среднее учебное заведение, то вряд ли было возможным образование в августе 1944 года на его основе первого в регионе высшего учебного заведения – Гродненского педагогического института. Становление и развитие вуза в первые послевоенные годы осуществлялось в исключительно сложных социально-экономических и общественно-политических условиях. Однако пединститут жил и работал, успешно осуществляя первые выпуски специалистов, столь нужных народному просвещению республики. В 1949 г. директором института стал Иосиф Николаевич Малюкевич.

Из материалов «Личного дела» Иосифа Николаевича Малюкевича, хранящегося в Текущем архиве (ТА) Гродненского государственного университета имени Янки Купалы и начатого в 1949 году, следует, что будущий директор пединститута «родился в 1909 году в семье крестьянина Минской губернии, Слуцкого уезда, дер. Осово (теперь Бобруйская область, Копыльский район, дер. Осово)». В соответствии с современным административно-территориальным делением Республики Беларусь, «малая родина» И.Н.Малюкевича, деревня Осово, находится в Бобруйском районе Могилевской области. В написанной им в том же 1949 году «Автобиографии» о своей семье и родителях сказано лишь следующее: «Отец умер в 1936 году, мать живет там же, работает в колхозе». О себе же автор биографии написал так: «До 1926 года находился на иждивении родителей, работавших на земле, и учился в школе-семилетке. В этом же году поступил учиться на 2-х годичные педагогические курсы в горде Минске. После окончания курсов в 1928 году работал в течении трех лет в  Бегомльском районе Витебской области БССР учителем начальной школы, инспектором районо, заведующим райфинотделом, ответственным секретарем районной газеты. В 1931 году был призван в Красную Армию. В армии служил до 1934 года. После демобилизации поступил в Белорусский государственный университет на исторический факультет. Университет окончил в 1939 году. С сентября 1939 года по июнь 1941 года учился в аспирантуре Белгосуниверситета и одновременно работал там же преподавателем кафедры истории СССР. К лаконичным и скупым строчкам автобиографии следует добавить на основании сведений из его «Личного листка по учету кадров» и то, что с 1925 по 1934 год он состоял членом ВЛКСМ, а в апреле 1939 года Кагановичским райкомом КП(б)Б г. Минска был принят в члены ВКП(б). В Красной Армии он успешно прошел подготовку на курсах командиров взводов, после чего был уволен в запас.

Когда началась Великая Отечественная война, эти факты биографии И.Н.Малюкевича стали определяющими во всей его военной судьбе. Об этом он пишет предельно кратко: «В июне 1941 года был мобилизован в действующую Красную Армию. В армии находился на должностях: командира взвода, командира роты, помощника начальника штаба батальона, начальника штаба стрелкового полка. В январе 1945 года был ранен. После излечения был признан ограничено годным к воинской службе и уволен в запас в звании подполковника» (4). В «Личном листке», отвечая на вопросы об участии в Великой Отечественной войне и полученных в ходе ее наградах, Малюкевич написал так, что «За образцовое выполнение заданий на фронтах войны с 1941 по 1945 годы был награжден командованием орденами «Кутузова» 2-й степени и двумя орденами «Отечественной войны» (оба 1-й степени). Упоминание И.Н.Малюкевичем лишь трех полученных им орденов, свидетельствовало не только об исключительной скромности нового директора пединститута, но и том, что к этому времени еще не все награды нашли своего героя.

В настоящее время, благодаря размещенным Министерством Обороны Российской Федерации наградным документам участников войны на сайте «Подвиг народа», нам удалось выяснить, что И.Н.Малюкевич за годы войны был награжден не тремя, а шестью боевыми орденами, не считая ряда медалей, включая медаль «За победу над Германией», которую получили все фронтовики. Выявленные наградные документы позволяют расширить представление не только о ратной биографии нашего старшего товарища и коллеги, но и об историй тех частей и соединений, в составе которых он прошел по дорогам войны до самой Победы. Вся боевая биография И.Н.Малюкевича напрямую связана с историей 312-й Смоленской Краснознаменной стрелковой дивизией и 1083-им Познанским стрелковым полком, входившим в ее состав. В этом полку он в полной мере испил всю горечь поражений и безмерную радость побед. Эта дивизия в спешном порядке была сформирована и обучена летом 1941 года в г. Актюбинске, в Казахстане. Личный состав дивизии на тот момент был следующим: русские – 4460 человек, казахи – 3556, украинцы – 2012, узбеки – 212, татары 184, таджики – 86, туркмены – 74, белорусы – 23. Был в их числе и командир взвода 1083 полка Малюкевич.

Первое боевое крещение 312 стрелковая дивизия получила суровой осенью 1941 года под Москвой. 11 октября дивизия заняла 80-ти километровый участок фронта на ближайших подступах к столице, по обе стороны от Варшавского шоссе. 1083 полк, в котором командовал взводом, а потом ротой Малюкевич, оказался от шоссе на самом большом удалении от штаба дивизии. Радиосвязи с ним с ним не было, и командир дивизии полковник Наумов вынужден был передать его под командование начальника Подольского пехотного училища генерал –майора Смирнова. С 11 по 14 октября 1083-й полк вместе с подольскими курсантами вел ожесточенные бои, то и дело вступая с противником в рукопашные схватки. Обескровленный полк с большим трудом вырвался из вражеского окружения. За две недели боев 312-я дивизия потеряла более десяти тысяч человек из неполных двенадцати, но знамена свои сохранила. После переформирования в сибирском городке Славгороде дивизия продолжила боевой путь сначала на Калининском, а потом и на Смоленском направлениях. Именно здесь наш земляк уже в должности начальника штаба 1083-го полка получил свою первую боевую награду – орден «Суворова» 3-й степени. В наградном листе к нему о боевых заслугах его было написано так: «Капитан Малюкевич 18.9.1943г. в бою при форсировании Днепра в чрезвычайно сложных условиях обеспечил четкое и непрерывное управление батальонами, надежную связь с ними. Постоянно был в курсе боевой обстановки, своевременно и правильно докладывал мне и штабу дивизии обстановку, чем способствовал выполнению боевой задачи. Обеспечил своевременной огневой поддержкой переправляющиеся батальоны, подтянув приданную полку артиллерию. В руководстве боем проявил личную стойкость, инициативу и умение. Командир полка, подполковник Коростелев». Форсировать широкую реку и закрепиться на ее противоположном берегу под непрекращающемся огнем противника было крайне тяжело, противник ожесточенно оборонялся, но полк неудержимо шел вперед. В одном из тех августовских боев близ г. Дорогобужа рядовой 1083-го полка, узбек Таштемир Рустемов своим телом закрыл амбразуру вражеского дзота, повторив тем самым подвиг легендарного Александра Матросова, за что и был первым в части удостоен высокого звания Героя Советского Союза. А рано утром 25 сентября 1943 года передовой полк 312-й дивизии с боем прорвался на северо-восточные окраины Смоленска, что стало началом полного освобождения города от оккупантов. За эту первую крупную победу в ходе войны 312-я дивизия получила почетное наименование «Смоленская».

В боях за освобождение Советской Украины начштаба полка Малюкевич был награжден двумя орденами – «Кутузова» 3-й степени (29.9.1943 г.) и «Красное Знамя» (29.7.1944 г.). В наградных документах к последнему из вышеуказанных орденов имелась запись: «В период прорыва сильно укрепленной обороны противника на высоте 204, в Волынской области (18.7.1944 г.), майор Малюкевич отлично организовал работу штаба, чем обеспечил успешное выполнение боевой задачи полка. Хорошо была организована связь с подразделениями полка и штабом дивизии, бесперебойное снабжение передовых подразделений боеприпасами, продуктами питания и эвакуация раненых, а также связь с подразделениями и приданными полку средствами».

Отличился полк, ставший родным И.Н.Малюкевичу, и в боях с фашистами на польской земле. Вместе с победами, здесь, как это случается на войне, бывали и досадные неудачи. Враг еще и тогда был силен и коварен. В конце августа 1944 года 1083-й стрелковый полк, овладев с боями г. Вулька, внезапно оказался окруженным превосходящими силами противника. И лишь согласованные действия всех полков дивизии позволили вызволить оказавшийся в беде полк и продолжить победоносное наступление. За образцовое выполнение боевых задач этого периода войны командование 69-й армии 1-го Белорусского фронта наградило подполковника Малюкевича двумя орденами «Отечественной войны» 1-й степени. К этому времени, после гибели двух командиров полка (полковника Козино и подполковника Коростелева), его 34-летний начштаба оставался самым опытным и испытанным офицером части. Новый командир полка — Герой Советского Союза, подполковник А.И.Крайнов, был почти на десять лет моложе своего заместителя, но в данном случае богатый жизненный опыт и молодой героический порыв приносили полку все новые боевые победы. В очередном наградном листе на своего начштаба от 6 сентября 1944года командир полка так характеризовал его боевые заслуги: «В наступательных боях по расширению плацдарма на левом берегу реки Висла подполковник Малюкевич хорошо организовал работу штаба, и руководя подразделениями, грамотно и правильно распределил силы полка. 4 августа 1944года, благодаря хорошо поставленной организации в подразделениях и правильному руководству, полк овладел местечком Яновец, господствующей высотой на западном берегу реки и рядом других населенных пунктов, понеся малые потери в живой силе и технике, и тем самым обеспечил дальнейшее расширение плацдарма и соединение с частями правого фланга. Продолжая развивать наступление, полк овладел деревней Облясы Дворске, хутором Облясы, высотой 163,4 и другими населенными пунктами. Достоин правительственной награды ордена «Красная Звезда». С самой лучшей стороны проявил себя подполковник Малюкевич в сражениях за г. Познань, за его освобождение от врага 1083-й стрелковый полк получил почетное наименование «Познанский». Участвовал полк и в завершающей операции войны – штурме фашистского логова Берлина. В ходе ее наш земляк-белорус был тяжело ранен. В июне 1945 года, уже после долгожданной победы над ненавистным врагом, 312-я Смоленская Краснознаменная стрелковая дивизия была расформирована в предместьях Берлина, а все ее части были переданы командованием в состав 23-й гвардейской стрелковой дивизии (5). По ряду причин упомянутые и неназванные здесь награды так и не нашли И.Н.Малюкевича, но воевал он, разумеется не за ордена и медали, а за свободу и независимость своей социалистической Родиной.  Самым большим счастьем и наградой для себя он всегда считал возможность вместе со всей страной участвовать в борьбе с ненавистным врагом. И конечно же, он радовался тому, что чудом остался в живых и смог быть свидетелем прихода долгожданной Победы и мира на всей земле.

В октябре 1945 года после лечения в одном из госпиталей под Берлином подполковник Малюкевич был уволен в запас, после чего сразу же поехал домой, в родное Осово. Радостной и одновременно грустной была эта встреча с родными и близкими ему там людьми. Было очевидно, что война нанесла деревне болезненный урон, но люди жили надеждой на лучшее будущее. Оказав матери и родным посильную поддержку и помощь, Иосиф Николаевич поехал в разрушенный за войну почти до неузнаваемости Минск. В приемной Дома Правительства офицеру-фронтовику, после соответствующей беседы и изучения послужного   списка, сразу же было предложено для работы место помощника заведующего 1-го отдела Министерства иностранных дел БССР, а также его довоенная должность преподавателя на одной из кафедр Белгосуниверситета. Такое предложение пришлось по душе человеку, стремившемуся к мирной, созидательной работе. В последующем он успешно справлялся в БГУ еще и с третьей штатной должностью – ученого секретаря Совета БГУ. Более того, в марте 1948 года по решению ЦК КП(б) Белоруссии перспективный в кадровом отношении коммунист с 1939 года был командирован на полуторагодичные курсы диссертантов в Академию общественных наук при ЦК ВКП(б) в Москве. Несомненные природные способности, диплом истфака БГУ с отличием, аспирантский довоенный опыт исследовательской деятельности, ответственная штабная служба в армии, хорошее знание польского и немецкого языков, высокая степень ответственности за оказанное ему доверие и огромное трудолюбие позволили И.Н. Малюкевичу не только в числе первых по успеваемости окончить курсы диссертантов, но и успешно защитить кандидатскую диссертацию.

После возвращения из Москвы в Минск И.Н.Малюкевич работал в БГУ старшим преподавателем кафедры марксизма-ленинизма и ученым секретарем Совета университета до времени его назначения на должность директора Гродненского педагогического института.  В течении августа 1949 года его кандидатура на этот пост всесторонне обсуждалась входе собеседований в различных партийно-советских инстанциях, пока 25 августа бюро Гродненского горкома КП(б) Белоруссии не утвердило его в этой должности. О проблемах вуза новый его директор знал задолго до приезда в Гродно, в ходе же собеседования с ним, он уже твердо знал, что залогом будущего успешного развития института может стать в первую очередь продуманная кадровая политика и повышение научно-педагогического уровня всех преподавателей. Целенаправленная деятельность в этом направлении руководства вуза и кафедр, установление более тесных связей с ведущими научными центрами страны достаточно быстро дали необходимый эффект. Примером в этом деле был и сам И.Н.Малюкевич, убедительно доказавший еще совсем недавно, что «не боги горшки обжигают», и главное в этом деле – не стоять на месте, а работать и учиться, учиться и работать.

Такой подход к делу обеспечил следующее: если в 1949-1951 годах в институте работало лишь 50 штатных преподавателей, включая 8 кандидатов наук, то через пять лет, здесь работало уже 72 преподавателя и в их числе уже 18 кандидатов наук. Год от года все более актуальной становилась и проблематика научно-исследовательских работ преподавателей вуза. Их результаты стали печататься в «Ученых записках Гродненского пединститута». Повышению эффективности научно-педагогической работы во многом способствовало и увеличение числа проводимых по инициативе И.Н.Малюкевича целого ряда научных и научно-практических конференций с приглашением столичных ученых, методистов отделов образования и учителей-новаторов. Существенно повысился и уровень учебно-воспитательной работы со студентами, в целом улучшился и микроклимат в коллективе.

В 1947 г. году за выслугу лет и безупречную работу в вузах республики директор Гродненского государственного педагогического института, кандидат исторических наук И.Н.Малюкевич был награжден Президиумом Верховного Совета СССР первой в своей жизни мирной наградой – медалью «За трудовую доблесть».

Разумеется, что в работе директора вуза имелись и недостатки. Полагаясь в принятии ответственных решений прежде всего на самого себя (а это качество выработали в нем годы военной службы), он не всегда согласовывал их с видением этой же проблемы со стороны парткома и месткома. Отдельные преподаватели и сотрудники института были недовольны внешней неприступностью директора, его явно выраженным стремлением трудиться и решать все вопросы вузовской жизни по правде и справедливости. Так называемых «своих людей» он на дух не переносил. Последних же не могло не раздражать его какое-то особенное «мужицкое упрямство», а также и полное нежелание выглядеть по-директорски солидно и интеллигентно. Чувствовалось, что он во всем хотел оставаться самим собой и ни под кого не подстраиваться.

О причинах освобождения от должности И.Н.Малюкевича в материалах его «Личного дела» ни одного слова найти не удалось, как нет их и в приказе министра И.Ильюшина от 30 ноября 1955 года. Содержание документа было следующим: «Назначить с 1-го декабря 1955 года директором Гродненского педагогического института тов. Марковского Дмитрия Спиридоновича с правом подписи первой руки на всех денежных документах. Обязать тов. Марковского Д.С. принять, а тов. Малюкевича И.Н. сдать все дела института до 7-го декабря 1955 года. Для пересдачи института назначить представителя Министерства просвещения, начальника планово-финансового отдела тов. Иванского С.В.». Тогда же Малюкевич был переведен на должность исполняющего обязанности доцента кафедры истории СССР, а потом и заведующего этой кафедры, однако поработал он в этих должностях менее года. В его деле имеется приказ №167 от 21 сентября 1956 года об освобождении от должности заведующего кафедрой истории СССР И.Н.Малюкевича и о   назначении исполняющим обязанности Б.М. Фиха. Приказом по институту №10 от 15 января 1959 года бывший руководитель вуза был переведен на должность старшего преподавателя этой же кафедры.

О причинах такого понижения по службе, как бы вскользь говорилось в одной из последних на него характеристик, подписанных директором пединститута Д.С.Марковским и секретарем парткома Л.Н.Дроздом: «Тов. Малюкевич И.Н. подготовленный преподаватель, хорошо знающий читаемый им курс истории СССР. Лекции читает на требуемом идейно-научном уровне, к подготовке лекций стал относиться серьезнее. Имеет печатные научные труды. Ведет общественную работу, выступает с лекциями перед населением, является пропагандистом ГК КПБ». Что скрывалось за словами «стал относиться серьезнее», можно только догадываться. Большинство людей, знавших своего коллегу по кафедре, говорили, что за этой казенной формулировкой скрывались симптомы продолжительного и тяжелого заболевания, мучительно досаждавшие преподавателю.  О том, что он стоически переносил эту болезнь, но категорически не хотел обращаться к врачам, знали в институте почти все. Но и просто не замечать срывы занятий по этой причине вузовской администрации тоже было нельзя. В «Личном деле» бедствующего коллеги сохранилась докладная записка декана историко-филологического факультета В.А.Неделько и заведующего кафедрой истории СССР Б.М.Фиха на имя ректора института Д.С.Марковского, в которой говорилось: «Доводим до Вашего сведения, что кандидат исторических наук тов. Малюкевич И.Н. в первом полугодии 1962-63 уч. года, как и в прошлом учебном году, без уважительных причин сорвал несколько учебных занятий. 10 января 1963 года он не явился на консультации для студентов 5-го курса. Факты проявления недисциплинированности тов. Малюкевича И.Н. обсуждены на кафедре, но положение после этого не улучшилось. Просим принять к нему меры административного воздействия. 10.01 63.». Ректор института, будучи почти ровесником «провинившегося» преподавателя, а также недавним фронтовиком, несомненно, внутренне сочувствовал своему предшественнику, но не реагировать на докладную записку ему тоже было нельзя, и потому он так кратко и емко выразил свое отношение к ней: «Тов. Малюкевич предупрежден» (4).

Автору данной публикации довелось быть студентом Иосифа Николаевича, начиная с 1963 года и вплоть до его кончины 6 марта 1970 года. Студенты истфака, особенно те, кто постарше, да еще и отслужившие в армии и наслышанные о фронтовых заслугах бывшего руководителя вуза, не только уважали и сочувствовали ему, но и высказывали между собой недоумение в связи с явным равнодушия к своему коллеге со стороны вузовского руководства. Что же касается его научной эрудиции, то она, будучи скупой и немногословной удивляла и поражала нас своей непохожестью на то, что было типичным для тогдашней учебной литературе по курсу истории СССР дореволюционного периода. Читал свой учебный курс И.Н.Малюкевич неспешно и даже как бы нехотя, говорил он негромко, но каждое его слово доходило для слушателей, возможно благодаря тем смысловым паузам, иногда достаточно продолжительным, отчего иным казалось, что он где-то блуждает в поисках формирующейся фразы, но это только казалось, ибо он прекрасно знал и владел материалом курса. Речь его была вполне литературной, русской, хотя и с некоторым белорусским акцентом. Сейчас, спустя десятилетия собственной исследовательской работы, я могу с полной ответственностью утверждать, что он хорошо знал и во многом разделял основные концепции истории России, Беларуси и Польши ряда отечественных историков консервативного направления. Мы – первокурсники, о них тогда ничего не знали, как и не понимали того, почему сказанное им никак не соотносится с содержанием вузовского учебника. Помню, как перед началом какого-то семинарского занятия, он вначале уточнил у старосты тему занятия, а потом с каким — виноватым видом и со словами, «ну ка, что у нас сегодня об этом пишут?», взял у него со стола учебник, кажется, под редакцией М.В.Нечкиной, с улыбкой полистал его и неожиданно с горечью сказал об его авторах: «Эх, Кояловича на них нет…». Кто такой Коялович мы тогда, разумеется, не знали, и это был, пожалуй, первый и последний раз, когда я в годы студенчества слышал это имя, но я его запомнил, и через тридцать лет после этого посвятил нашему замечательному земляку, профессору Петербургской духовной академии, оригинальному историку и публицисту М.О.Кояловичу свою большую монографию.

В последний год своей жизни И.Н.Малюкевич испытывал тяжелые физические страдания,
но он держался стойко, и несмотря ни на что еле-еле, но все-таки шел на работу. Студенты это видели и старались не подводить больного и старого преподавателя, а ему в это время было всего шестьдесят. Помню похороны Иосифа Николаевича и добрые слова в его адрес, именно те, которых ему так не хватало при жизни. Похоронили И.Н.Малюкевича на старом православном кладбище по улице Антонова, неподалеку от памятника генералу С.Н.Ланскому – герою Отечественной войны 1812 года. Произошло это скорее всего случайно, но находясь рядом с величественным памятником Ланскому и скромным надгробием Малюкевичу, почему-то начинаешь думать о тех невидимых нитях, которые незримо пролегли между этими родными для нас могилами.

 

 

Литература

1.Черепица, В.Н. О жизненной драме директора Гродненского учительского института Д.П. Кардаша/ В.Н.Черепица// Гродненский исторический калейдоскоп: очерки истории, историографии и источниковедения. – Гродно: ГрГУ 2014 – С.419-429.
2.Черепица, В.Н. Идеологические компании в Гродненском госпединституте (1946-1946 гг.)/ В.Н.Черепица//Звенья цепи единой: Большие и малые события в истории Гродненщины ХIХ – ХХ столетий. – Гродно: ГрГу 2009 – C 481-511.
3.Габрусевіч, С.А., Крэнь, I.П. Гродзенскі дзяржаўны універсітэт імя Янкі Купалы. Гістарычны нарыс / С.А.Габрусевіч, I.П.Крэнь. – Гродна: ГрДУ, 2001. – с.40 – 55.
4.Текущий архив Гродненского госуниверситета (ТАГрГУ): «Приказы по Гродненскому пединституту за 1971год». – Л. 420 – 465.
5.Электронный ресурс: podvignaroda. mil. ru, Малюкевич Иосиф Николаевич, 1909 г.р.

 

Музей истории ГрГУ благодарит профессора Валерия Николаевича Черепицу за предоставленную статью.
Материал размещен с сокращениями, полную версию автор обещал в скором времени опубликовать в университетских СМИ. Ждем!
Фотографии — из архива Музея истории ГрГУ.

Ветераны Великой Отечественной Войны, Живая история, Новости, Ректоры

Copyright © 2012 by ГрГУ им. Я.Купалы