Главная » Гордость ВУЗа » Чемпионы олимпийских игр » КУРЛОВИЧ Александр Николаевич (тяжелая атлетика)

КУРЛОВИЧ Александр Николаевич (тяжелая атлетика)

20 июля 2011

Родился 28 июля 1961 г. в г. Гродно.
Заслуженный мастер спорта.
Двукратный олимпийский чемпион. Победитель Игр XXIV Олимпиады в Сеуле (Южная Корея) 1988 г. и XXV Олимпиады в Барселоне (Испания) 1992 г. в супертяжелой весовой категории.
Четырехкратный чемпион мира — 1987, 1989, 1991, 1994 гг.
Двукратный чемпион Европы — 1989, 1990 гг.
Обладатель Кубка мира 1994 г.
Двенадцатикратный рекордсмен мира.
Наивысшее достижение: рывок — 215 кг — 1989 г., толчок — 260 кг — 1987 г., сумма двоеборья — 472,5 — 1987 г.
Судья высшей международной категории — 1999 г.
Член исполкомов Европейской и Международной федераций тяжелой атлетики. Заслуженный работник физической культуры Республики Беларусь.
Награжден орденом «Знак Почета».
Почетный гражданин г. Гродно.
Первый тренер — Геннадий Качков.

«Вот так Геркулес: Почему же он не здоровенный?» — на чествовании триумфаторов Игр в Барселоне-92 публика была слегка озадачена, если не сказать разочарована. Парадокс, да и только: сегодня чемпион, выступавший в самой тяжелой весовой категории, способен запросто затеряться в толпе.

До Александра Курловича две золотые олимпийские награды завоевали только два советских тяжеловеса. Человек-гора Василий Алексеев, удостоенный лавров в Мюнхене-72 и Монреале-76, весил 160 кг. Собственный вес выходившего на помост еще раньше в Токио-64 и Мехико-68 Леонида Жаботинского был аналогичным. Александр Курлович заставил изменить восприятие соотношения формы и силы.

— Все привыкли видеть на помосте штангистов-«супертяжей» с отвисшими животами. За последнюю четверть века тенденция существенно изменилась. Как физик по образованию хочу напомнить, что такое сила. Это произведение массы на ускорение. Так вот и я вовремя осознал, что в нашем деле масса не столь важна, лишний жир может только мешать. Главное — грамотно придать штанге ускорение.

Александр с улыбкой вспоминает, как когда-то доброжелательные соседки упреждали его маму: «Клавдия Григорьевна, зачем же вы своего Сашу так рано в тяжелую атлетику отдали. Посмотрите на Ивана из первого подъезда. Поднимал штангу с малолетства, так и не вырос». Предупреждения оказались напрасными. Александр вымахал под 185 см. Соседский же парень от природы был малышом, или, как говорят штангисты, «мухачом».

В 1970 году девятилетнего Александра в зал тяжелой атлетики привел старший брат Николай. Тогда этим видом спорта начинали заниматься лет с двенадцати. Тренер Геннадий Александрович Качков посмотрел внимательно на новичка и сказал: «А ну-ка подними». Мальчик с весом справился. После чего наставник заверил: «Быть тебе чемпионом мира». С тех пор Саша ни разу не усомнился, что станет самым сильным на планете.

Его результаты росли не по дням, а по часам. В 13-летнем возрасте он установил рекорд в весовой категории до 48 кг, имея рост 150 см. За четыре года побил 20 юношеских рекордов республики.

Пришел первый крупный успех и на всесоюзном уровне. 22-летний штангист стал победителем престижной Спартакиады народов СССР. И выиграл не у кого-нибудь, а у непобедимого Анатолия Писаренко с мировым рекордом 460 кг в сумме двоеборья. Через некоторое время Курлович и Писаренко поменялись местами на пьедестале чемпионата мира. Их сумма оказалась одинаковой, но собственный вес у Анатолия был на 400 граммов меньше, чем у Александра, и наш земляк вернулся с серебряной медалью.

:Дорога в олимпийский Сеул-88 лежала через Остраву. Там на чемпионате мира в 1987 году штангист из Гродно одолел двух корифеев помоста — болгарина Антонио Крастева и минчанина Леонида Тараненко. В сумме двоеборья набрал 472,5 кг — это было наивысшее достижение! Однако в какой-то момент у Александра Курловича возникли сомнения:

— В сборной СССР железно проходил под первым номером. В таком приподнятом настроении улетел вместе с командой на заключительный сбор в Хабаровск. И надо же было такому случиться: за семь дней до отъезда в Сеул у меня «выстрелило» колено. Боль адская, даже ходить нормально не мог. Расстроился. Со слезами на глазах позвонил домой, в Гродно. Говорю: сломался, ждите, приеду. К счастью, мне повезло. Обезболивающий укол распрямил колено, и через два дня боли уже не чувствовал. С какой злостью потом вышел на олимпийский помост — словами не передать.

…В первой попытке Александр заказал 202,5 кг, а затем дважды прибавлял по 5 кг. Он вышел на помост, когда соперники уже выполнили все свои подходы. Так, Манфред Нерлингер в рывке остановился на 190 кг, толкнул 240, а Курлович сыграл на опережение — 245 кг. Во второй попытке штурмовал 250 кг, но коварная штанга не послушалась, зато очередной толчок прошел без технических огрехов. «Серебряный» Нерлингер отстал на два пуда!

Новый сезон — новые победы. «Самый сильный человек планеты», как назвали Александра Курловича в мировых средствах массовой информации, подтвердил свой титул на чемпионате мира-89. Он отодвинул от золотой ступеньки пьедестала основных конкурентов: массивного Юрия Зубрицкого из Чехословакии (вес 164 кг), Ризвана Гелисханова из Таганрога, Микаэля Шултберта из ГДР и уверенно первенствовал в рывке и толчке.

Перед очередной Олимпиадой-92 в Барселоне над Курловичем вновь сгустились тучи. Его опять хотели столкнуть с подножки поезда. Отстояли!

Первое упражнение — рывок. Юрий Зубрицкий из Чехословакии зафиксировал 170 кг. Немец Манфред Нерлингер, серебряный призер чемпионата мира 1991 года, пошел дальше — 180 кг. Объемный кубинец Эрнесто Агуэра (весом 163 кг) во второй попытке поднял еще на 2,5 кг больше. Нерлингер заказал 185 кг и не взял. На помост вышел Леонид Тараненко и нарастил штангу до 187,5 кг. Рывок — и железо не послушалось. Александр Курлович вышел на помост, когда его соперники уже закончили первое упражнение. Он стремительно подошел к штанге и в считанные секунды поднял ее над головой. Есть 195 кг! Прибавил еще пятерочку. И два центнера металла вмиг застыли в воздухе.

В рывке Александр заказал 205 кг. Именно такой вес он поднял на чемпионате мира-91. Штанга слегка зашатала, развернула атлета, но он устоял. Бросил косой взгляд на арбитра. Вес был засчитан с отрывом от ближайшего преследователя — Леонида Тараненко — на 17,5 кг. Следующее упражнение — толчок. В первом подходе минчанин Леонид Тараненко взял 232,5 кг. Юрий Зубрицкий споткнулся на этом рубеже. Александр Курлович пошел еще дальше и взял 237,5 кг. Он стал единоличным лидером, но под аплодисменты зрителей продолжил «железные игры», когда остальные атлеты «сгорели». И к удовольствию публики толкнул 245 кг. Барселона подарила миру двукратного олимпийского чемпиона в самой престижной весовой категории.

Поднимая изо дня в день от 10 до 25 т «железа», он никогда не считал себя пахарем-фанатиком.

— Некоторые и по 50 т таскали. Но больше — не всегда лучше. В нашем деле важна золотая середина. Иначе надорвешься на пустяке.

По воле рока так и случилось. В 1996 году «светила» и третья олимпийская медаль. Александр находился в прекрасной спортивной форме. Но за 25 дней до старта в Атланте, приседая с малым весом на штанге, он получил травму — растяжение паховых связок. Ему сразу же был предписан щадящий режим. Врачи колдовали, как могли, но чуда не произошло. На своих третьих Играх Александр занял пятое место. А его мировые рекорды в обоих движениях — в рывке и толчке — устояли.

Этот период в тяжелой атлетике можно смело назвать эпохой Александра Курловича. Его невероятно устойчивой нервной системе можно было позавидовать. На крупных турнирах он избегал «баранок», а на чемпионате мира-94 в Стамбуле во всех шести использованных попытках установил мировые рекорды! Взрывная мощь белорусского атлета была заряжена только на победу!

Двукратный олимпийский чемпион (1988, 1992). Четырехкратный чемпион мира (1987, 1989, 1991, 1994). Победитель Кубка мира (1994). Чемпион Европы (1989, 1990). Победитель Спартакиады народов СССР (1983, 1991). Чемпион СССР (1983, 1989, 1991), СНГ (1992).

Обладатель 12 мировых рекордов в супертяжелой категории. Наивысшие личные достижения: в рывке — 215 кг (1989 г.), в толчке — 260 кг (1987 г.), в сумме двоеборья — 472,5 кг (1987 г.).

Судья высшей международной категории. Член технического комитета Международной федерации тяжелой атлетики, член исполкома Европейской федерации. Обладатель Золотого ордена Европейской федерации за вклад в развитие тяжелой атлетики.

Член Совета Республики Национального собрания. Почетный гражданин Гродно.

— Александр, как же вас занесло к железу, когда все мальчишки во дворе гоняли мяч?

— Я тоже любил футбол, но видел, с какой охотой занимается тяжелой атлетикой старший брат Николай. Когда мне исполнилось 9 лет, он первый раз завел в зал на стадион «Красное знамя». Смотрел я на все широко открытыми глазами — так было интересно! Меня заметил тренер Геннадий Александрович Качков и предложил поднять небольшой вес. Справился и сиял от счастья. А тренер потом похлопал по плечу и сказал: «Будешь чемпионом мира!» Эти слова надолго мне запали в душу. Тем более что я так и остался тренироваться у Качкова. Чувствовал, что силенок у меня много, поэтому не боялся таскать железо.

— Первые победы пришли скоро?

— В 13 лет установил юношеский рекорд республики. Весил тогда 48 килограммов, а толкнул 75 с половиной килограммов. С тех пор все и понеслось. Чемпионаты, турниры… Даже деньги на питание платили, что для пацана было нелишним.

— А как же учеба, хватало ли на нее времени?

— Было тяжеловато, но справлялся, а когда окончил школу, то поступил на факультет физики Гродненского университета. Не хотелось никуда уезжать из родного города, хотя такая возможность была. А тут рядом мама, она всегда вкусно готовила, а хорошо поесть штангисту — это очень важно.

— В университете для вас, наверное, создали комфортные условия?

— Почему же? Я ведь только к концу учебы стал мастером спорта международного класса, а так был всего лишь перспективным тяжелоатлетом. Правда, однажды и это мне здорово помогло. Пришел я сдавать экзамен по квантовой электронике. Вытянул билет, и тут неожиданно профессор Пинхос Шаевич Фридберг говорит: «Поднимешь меня одной рукой — сразу ставлю хорошую оценку». Я не растерялся и отвечаю: «Согласен!» Профессор-шутник, убедившись, что с этой задачей я справлюсь, свое слово сдержал и отпустил меня с экзамена без всяких силовых экспериментов, мы оба только посмеялись.

— Александр, а потом у вас какие экзамены были самыми сложными?

— Когда оказался в сборной Советского Союза, то там ни дня скучать не приходилось. Немного зазевался — и тебя уже обошли конкуренты. Особенно почувствовал на себе дыхание соперников после Спартакиады народов СССР. Тогда в 22 года я стал чемпионом и установил мировой рекорд. Сразу ощутил к себе другое отношение. Теперь отступать было уже нельзя.

— А какой чемпионат мира больше всего запомнился?

— Конечно, чемпионат в чехословацкой Остраве в 1987 году, там я впервые выиграл «золото». До сих пор перед глазами тот счастливый день 13 сентября. Я — чемпион мира! Вначале не верилось, что же произошло, полетал немного в облаках, но штанга быстро опустила. Все-таки на носу были Олимпийские игры в Южной Корее.

— Когда смотрел по телевизору ваше выступление на Олимпиаде в Сеуле, то показалось, что к помосту вы не шли, а бежали. Это какой-то тактический ход?

— Там уже не до тактики, когда перед тобой штанга и только штанга. Просто разминался, а отпущенное для этого время стремительно летело. Вот и пришлось ускорить шаг.

— Трудно было попасть в олимпийский состав сборной?

— Не то слово… То, что плелись всякие интриги, наговоры, в то время не являлось редкостью. Кто-то рассчитывал на какие-то связи, чью-то поддержку, а я сразу решил для себя, что только штанга всех рассудит. Это с виду она — кусок железа, но как много надо думать, прежде чем взяться за гриф и сделать движение. Глубоко мыслить о штанге, анализировать каждый шаг и делать выводы из ошибок меня научил тренер Петр Иванович Савицкий. В Гродно он приехал уже в ранге заслуженного тренера России. Мы с ним плодотворно работали семь лет. К сожалению, ни моего первого тренера Качкова, ни Савицкого уже нет в живых…

— Александр, в отличие от многих штангистов супертяжелой категории вы никогда не выглядели глыбой на помосте. А какой у вас был максимальный вес?

— На соревнованиях — не больше 134 килограммов, а так доходил и до 140.

— Как теперь удается сохранять стройность и осанку?

— Секретов тут больших нет. Когда в 35 лет я закончил выступления, то штангу не бросил, несколько раз в неделю продолжал ею заниматься. Кстати, там же, где и начинал тренироваться. Получается, что в небольшом, но уютном зале тяжелой атлетики я провел больше четверти века.

— Теперь тоже заходите в родной зал стадиона?

— Если только поддержать ребят. А так занимаюсь дома. Там у меня есть небольшая штанга весом 50 килограммов. В день с ней балуюсь 15 — 20 минут. Хорошая зарядка перед рабочим днем!

— А не было ли мысли открыть в Гродно школу Курловича, собрать там много способных ребят?

— Конечно же, такая задача и сейчас стоит передо мной. И тут дело не в том, чтобы лишний раз вспомнили мою фамилию. Просто хочется дать дополнительный толчок развитию этого вида спорта в городе.

— Теперь, оглядываясь назад за полвека жизни, о чем-то приходится жалеть?

— Хотел уйти с помоста трехкратным олимпийским чемпионом. И все складывалось нормально. В 1996 году перед Олимпиадой в Атланте чувствовал себя прекрасно, на тренировках вырывал по 205 килограммов. За 26 дней до старта на сборе в Стайках разминался со штангой весом 220 килограммов. Присел, а подняться уже не смог — растянулась мышца бедра. Так и остался «зрителем» на сборах. Было, конечно, очень обидно. В таком состоянии на третью золотую олимпийскую медаль рассчитывать уже не мог. Но даже с такой тяжелой травмой занял пятое место.

— Потом у вас еще были три Олимпиады, чемпионаты мира и Европы. Только уже в качестве арбитра международной категории. Легко ли сесть вчерашнему спортсмену за судейский столик?

— Ощущения, конечно же, другие, но освоился довольно быстро. Поначалу мешал языковой барьер, ведь надо общаться с коллегами на английском, а в школе и университете я учил только немецкий. Что ж, пришлось снова взяться за учебники.

— Не покидая, по сути, большой спорт, вы перешли в большую политику. Что для вас значит быть сегодня сенатором?

— Признаться, представлял заседания и только заседания. Но работа в Совете Республики оказалась, к моему удивлению, совершенно другой — интересной и полезной. Здорово на первых порах меня поддержала председатель Постоянной комиссии по образованию, науке, культуре и социальному развитию Антонина Петровна Морова. Так что я теперь нахожусь в своей тарелке.

…Александр Курлович на помосте тяжестей не боялся, даже когда над его головой висело два с половиной центнера железа. В жизни он тоже не пасовал перед трудностями, хотя мог бы сегодня спокойно почивать на лаврах. Но это не для него, «железного» человека на чемоданах. После многочисленных поездок он любит пройтись по Румлевскому парку — это рядом с домом. А когда появляется больше времени, то садится с женой Ольгой в машину и едет в Бобруйск — на дачу к родителям супруги.

/p

Чемпионы олимпийских игр

Copyright © 2012 by ГрГУ им. Я.Купалы